Рав Ури Шерки

Ки теце - Взаимодействие Израиля и народов мира

Оригинал на французском опубликован в "Джерузалем пост", Элуль 5766



Существование Израиля осуществляется в ходе истории народов. Взаимодействие Израиля и народов мира, прежде чем стать духовной связью, проявляется как политическая конфронтация и предполагает двойное движение: от внешнего к внутреннему – "вход", и из внутреннего к внешнему – "выход". Недельный раздел "Ки теце", занимающийся проблематикой, связанной с этим движением, начинается с "выхода": "Когда выйдешь на войну против врагов твоих". Война, кроме вполне конкретной физической опасности, предполагает и встречу с чужеземцем, хотя и реализующуюся как насилие. Во встрече с другим всегда присутствует элемент, дестабилизирующий собственную идентичность. Отношение к этому, рекомендованное Торой, - не боязливый уход в себя, но отбор. Идея о том, что важные ценности встречаются также и во внешнем, т.е. идея того, что каббалисты называют "собирание искр святости", есть, по сути, прямое следствие монотеистической веры, которая основывается на ощущении единства мироздания. Предполагается, таким образом, что искры находятся в плену во вражеском лагере.

Одно из возможных выражений этой идеи можно найти в законах о войне в начале главы: "И отдаст их Господь, Бог твой, в руки тебе, и ты возьмешь их в плен". Буквально это звучит "И возмешь в плен пленных", то есть возьмешь в плен тех, кто изначально уже находился в плену. Подобная формулировка означает, что есть души, предназначение которых участвовать в истории Израиля, но они пленены среди народов, и война – повод их освободить. С такой точки зрения слова "и увидишь в плену женщину, красивую видом" надо понимать как относящиеся к способности распознать красоту души, спрятанной у врага.

Очевидно, подобная интерпретация содержит в себе опасность. В самом деле, велико искушение для евреев, склонных к ассимиляции, считать, что нееврейский жених или невеста, с которым они собираются вступить в брак – это та самая искра святости, которую они должны выделить из народов мира. Тора предостерегает: если интеграция внешних ценностей проведена ошибочно, то результат катастрофичен: "непокорный сын" - непоправимая ситуация.

Иное понимание "внешнего" появляется к концу нашего недельного раздела вместе с законами о левиратном браке. Брак, связывающий супругов, рассматривается Торой в качестве института, сохраняющего целостность семьи мужа, в смысле преемственности поколений (передача наследия в смысле принадлежности к "колену" или к "семейству" внутри еврейского народа идет по линии отца). Как следствие, если человек умер, не оставив потомства, то "не выйдет жена умершего замуж на сторону за чужого. Деверь ее пусть войдет к ней и возьмет ее в жены себе". Если же деверь отказывается выполнить свой моральный долг по отношению к брату, умершему не оставив потомства, и по отношению ко всей семье, то он освобождается от этой обязанности посредством церемонии "разувания" (халица), которая сделает очевидной окружающим его моральную неполноценность. "Закон о левиратном браке", уходящий корнями во времена Иегуды и Тамар, образует полюс, противоположенный "закону о пленнице". В то время как закон в начале главы побуждает к исследованию внешнего, закон, приводимый в конце главы, призывает быть благоразумным и не всегда тратить жизненные силы вовне.

Пер. с французского Софии Кофман

כתוב למנהל האתר
כל הזכויות שמורות. Ⓒ תשע"ג (2013)